Форум для строителей и проектировщиков - Типовые серии, Типовые проекты, сметы, СНиПы, ГОСТы, NormaCS, NormCAD   Строительный сайт
Сайт для строителей Скорая 

помощь+Обсуждение программ Каталог Электроных книг Игры / Games Всё для строителей Бизнес софт : СПС Загадочное и неизведанное
Наш сайт! Скорая помощь Библиотека Игры Всё для строителей СПС Загадочное
Вернуться   Форум для строителей и проектировщиков - Типовые серии, Типовые проекты, сметы, СНиПы, ГОСТы, NormaCS, NormCAD > Форумы по интересам > Флейм > Творческое настроение

Важная информация

Ответ
 
Опции темы
Старый 14.11.2007, 22:38   #1
Форумчанин
По умолчанию

Родина! Родина? Родина...

Слово "Родина" пишется с прописной буквы в текстах, относящихся к высокому стилю.
Т.е. дело здесь не в каких-либо оттенках значения этого слова, а в стилистической окраске высказывания...
(с) Грамота.ру

Да, да, да.... Тургенев там.. Толстой... Опять же Гоголь... Да...слышали, слышали и даже расказывали... А потом, когда на местности это оборочивается Михаилом Кругом, то любая попытка борьбы с указанной мерзостью тут же списывается на борьбу с великим русским языком и культурой.
(с)

Наверное, все смотрели старый отечественный фильм о разведчиках "Щит и меч"? Помните песню из этого фильма? "С чего начинается Родина..." Раньше текст этой песни печатали на всех тетрадках, так же, как гимн. Ее слова знали наизусть, пели, может быть, не всегда задумываясь, — просто песня очень красивая. А действительно, с чего начинается Родина? Поэт Константин Симонов, например, считал, что Родина — это не то место, где тебе выпало родиться, а та точка Земли, для которой ты что-то сделал, за которую ты отвечаешь.

Гордиться родиной, конечно, можно, хотя и нелепо - это все равно, что гордиться своей национальностью или тем, что родился на земле, а не на Марсе, где, по мнению ученых, до сих пор неясно, есть ли жизнь, нет ли жизни…
Я люблю свою родину - Ленинград, Россию, которая побывала в СССРах. Но я горжусь, что не делал своей отчизне зла, сожалею, что сделал для отечества мало добра, и недоумеваю, что я никогда не был здесь сильно нужен…

То, как к тебе относятся твоя родина и на твоей родине- это важней раз в эннацать, чем то- какая там у нее история и кто там в ней на кого войной ходил и кто в ней там чего-то когда-то написал. Когда ты вырастаешь из детского возраста, то все эти флаги, гимны, песнопения и указания на великое братство славянских народов сменяются желанием самореализоваться и быть счастливым. И если твоя родина вместо это предложит тебе память о великой истории, писателях, плюс парочку подъизношенных тезисов об исторической исключительности вкупе с атмосферой страха и неувернности даже не в завтрашнем дне, а в сегодняшнем вечере- то она рискует перестать быть таковой для человека, который не боиться менять свою жизнь для того, чтобы реализоваться.

Если человеку с еще неподавленным чувством собственного достоинства она предложит роль роль маленького винтика бездушной бессмысленной машины с гарантией полнейшего произвола со стороны любого механика этой машины- она тоже рискует перестать быть таковой. И никакого морального или иного права после этого жаловаться или пенять этим людям эта "родина" уже не имеет . Поэтому главная задача Родины- это дать реализоваться своим гражданам.

В фильме "Черная роза эмблема печали, красная роза- эмблема любви" Соловьева есть письмо дедушки главного героя. Среди прочего там сказано:

"Лучше прожить жизнь вдали от родины, чем прожить жизнь с дураками- по их дурацким законам, без совести и чести"


РОДИНА.

У каждого своя РОДИНА. Та Родина, которую мы имели и верили в её вечность и величие канула в Лету и символы той Родины считаются дурным тоном или на худой конец приносят кому-то неплохие барыши.

Нас учили называть Родиной одну шестую часть суши. Боже, как это глупо. Что для меня Уссурийск или Норильск? Они так же далеки для меня как Луна. Я могу её видеть на ночном небе, а многие города моей "необъятной и великой" я мог видеть лишь на карте в школьных учебниках. Что я знал или знаю об этих многочисленных и далёких городах и прочих населённых пунктах? Что меня с ними связывало или связывает? Какие воспоминания у меня о них? Да Эстония или Литва для меня более близки, да в конце концов Финляндия о которой у меня есть хоть какие то воспоминания.

У каждого своя РОДИНА. Моя Родина это деревянные дома в многомиллионном городе, среди которых затесался и дом моего деда. Дом, в котором родилась и выросла моя мать, мои тётки и дядья. Дом, коробку которого мой дед поставил за одну ночь, и все, начиная с бабушки и заканчивая самыми малыми детьми, помогали ему в этом. Моя родина это чулан в этом доме, в котором было так прохладно в жаркие летние дни. Или чердачное окошко, из которого я пяти-, семи-, десятилетний доставал, срывал пахнущие свежестью и счастьем яблоки. Или свежевыкрашенные металлические бочки с дождевой водой стоящие в саду. Я отчётливо помню, как в этих бочках кувыркаясь, плавали головастики, как, выдернув морковку с грядки и сполоснув её в этой воде, с наслаждением поглощал этот дар природы. Моя Родина это соседский забор, покосившийся и некрашеный, на котором я любил сиживать или через который мне приходилось порой перелетать с десятком груш за пазухой. Моя Родина это старая черёмуха и вишнёвый сад, где я любил что-то строгать в тени. Моя Родина это голубятня, которая казалась мне просто небоскрёбом. Моя Родина это гастроном в типовой пятиэтажке, где я покупал фруктовое или ягодное мороженое за шесть копеек. Моя Родина это большая семья за одним столом с бабушкиными пирогами с калиной или столом, за которым мы дети наравне с взрослыми лепили пельмени, внимательно слушая их рассказы о предках или разные смешные истории.

Прошли годы.

Семья разъехалась, и уже не лепят пельмени вместе. И нет больше той калины, плоды которой бабушка использовала в пирогах. И нет уже тех бочек в саду, и вишнёвый сад вымерз в одну из зим. А старая черёмуха перестала плодоносить. И вместо старого соседского забора построили новый кирпичный с металлическими прутьями задранными вверх. Да и бабушка с дедом живут теперь в типичном многоэтажном доме в районе новостроек. Без печки и без чулана...

Гастроном теперь выкупили, и там располагается магазин итальянской мебели, а мороженое по шесть копеек представляется для моих детей, так же как для нас тогда представлялись мобильные телефоны.

Пацаны, с которыми мы строгали рогатки или таскали яблоки из чужих огородов, выросли. И у них свои дети с компьютерами и скейтбордами в голове. А некоторых уж нет и в живых.

И однажды, будучи уже взрослым, я попал на пыльный чердак старого дедова дома и нашёл там свои старые игрушки и книжки. Мои любимые игрушки и мои любимые книжки. Я сорвал яблоко из чердачного окошка и съел его, наслаждаясь своим возвращением на РОДИНУ, очень кратким, но таким сладким ВОЗВРАЩЕНИЕМ. И тогда на чердаке рассматривая мои потёртые игрушки и листая книжки, знакомые до боли с яблоком в руке я понял, что это мой последний визит на РОДИНУ. Моя РОДИНА перестала существовать. Она стала мифом. Больше ни что не держало меня.

Я строю РОДИНУ. Не для себя, а для своих детей. А моя РОДИНА всегда при мне и ни что не вырвет её у меня.


(с) kipenergo & Сафин Эд Уксус
kipenergo вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
77volt (23.11.2007), Da Ne Angel Ya (16.11.2007), Kardinal (15.11.2007), meagre (19.11.2007)

Реклама
Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него
и против его использования на форуме www.forum.inoe.name , пожалуйста свяжитесь с администрацией форума
Старый 04.12.2007, 21:49   #2
Форумчанин
По умолчанию Ответ: Родина! Родина? Родина...

Города перед выборами

В двадцатых числах ноября в Нижнем Новгороде было холодно, и люди, раздававшие на улицах листовки «Единой России» зябко кутались в шарфы. На человека непривычного к российской провинции заснеженный Нижний производит гнетущее впечатление. Вымирающие к вечеру индустриальные зоны и трогательный деревянный центр, местами отреставрированный, местами покосившийся и полуброшенный, казались какой-то другой, незнакомой, непонятной, и от того небезопасной страной. На всех углах — предвыборные перетяжки, так что слово «Путин» из любой точки видно сразу в нескольких ракурсах.

Я ловил машину на набережной Оки и думал об этих перетяжках и о том, почему в Нижнем они кажутся другими, чем дома. Я, правда, всегда обращал внимание только на самые одиозные изображения. Например, на углу Литейного и Невского, на здании, где раньше была редакция "Афиши", висит гигантская, закрывающая весь фасад групповая фотография с подписью «Петербург Путина». Вторая слева женщина улыбается такой нехорошей вурдалачей ухмылкой, что кажется, будто она рекламирует новый «Дозор», а никак не президентскую линию. Неподалеку на рекламнай тумбе значится «Ты есть в плане Путина», и на этой тумбе я тоже уже месяц задерживаю взгляд, но потому лишь, что это странно - его в моих планах нет, а я в его плане есть. В Нижнем Новгороде количество этих картинок перешло в новое качество — может быть потому, что там по внешнему виду жителей трудно понять, как они к этим перетяжкам относятся.

Меня подобрал зеленый «Москвич» с неопределенного возраста водителем в желтых велосипедных очках и потрепанном тулупе. Внутри отчаянно орало радио, и голос выступавшего показался мне знакомым. Но пока мы ехали вдоль все еще не замерзшей реки, я засомневался — слишком уж площадной была риторика человека, кричавшего из драных автомобильных колонок о шакалах возле иностранных посольств. Я подумал — может это Жирик?

Водитель сделал звук громче — некорректно громче, настолько громче, что в салоне стало неприятно сидеть. Через пару минут я уверился, что говорит действительно президент — приемник ловил трансляцию Первого канала. Мне стало не по себе — в любой другой момент я попросил бы сделать потише, но я молчал - слишком уж настойчивым был голос в колонках, слишком непонятным город и слишком непредсказуемым мутный взгляд водителя за желтыми стеклами очков. Спорить с ним о политике не хотелось совершенно — едва ли не в первый раз за последние семнадцать лет я решил, что лучше будет попридержать язык. Это было одновременно и неприятно, и странно и как-то чрезвычайно ново — ехать по темному, холодному городу, слушать как вторит оратору стадион и чувствовать, что живешь в другом, новом, времени, где не зная образа мыслей собеседника, лучше молчать. Мы и молчали — ехали и слушали, как разные небрезгливые люди выступали на стадионе. Потом водитель вытянул правую руку из обтрепанного обшлага и резко выключил звук. Стало тихо. Тогда он сказал:
— Вот суки!
Искоса глянул на меня, открыл окно и зло сплюнул в морозный вечер.

На следующий день в Москве я узнал, что нечто подобное пережили в эти дни многие мои знакомые, и что удивительным образом почти у всех ощущение качественного сдвига было связано с мелочами — не с митингом в Лужниках, а именно что с какой-нибудь дурацкой историей. У одного ребенок надышался краски, потому что школу покрасили прямо с утра, спеша навести красоту перед выборами. Другой подрался с подвыпившими малолетками на улице, и в отделении разглядел у них на шеях шарфики «Я за Путина». А я всем в ответ рассказывал, как неожиданно для самого себя побоялся просить водителя сделать потише радио.

В Петербурге, куда я вернулся еще через день, у вокзала стояли тяжелые грузовики с зарешеченными окнами. Милиции на Невском было больше чем прохожих, и чем дальше я шел, тем больше людей в форме было вокруг. Ближе к Дворцовой, когда менты сменились омоновцами, я сообразил, что дело в несогласных. Никакого марша не было — у Дворцовой стоял десяток пенсионеров и смотрел на сотни бойцов, оцепивших площадь. Тут ко мне подошли, посмотрели пресс-карту, и усадили в милицейский автобус.
— У вас в сумке ноутбук, — сказал незлобливый усатый оперативник, — а сегодня здесь могут находиться только журналисты, аккредитованные ГУВД. Проедем в отделение — посмотрим, что в компьютере.

В новом времени это было нормально — и я, не переча, полез в темный грузовой отсек. Внутри стояли человек шесть унылых таджиков, седой старик со слуховым аппаратом и слезящимися глазами, и похожий на грустного сатану неформал с двумя торчащими вверх рожками из налаченных дредов. Нас долго возили по городу, и от ветра, задувавшего в щели, у старика текли слезы. Смотреть на это было неприятно, и мы смотрели в щели — на милицию, бродившую по Невскому между щитов «Петербург Путина» и на людей, обходивших щиты и милиционеров. Все молчали — зато теперь я точно знал, что думают остальные. А еще часа через три нас сфотографировали и отпустили — всех, кроме неформала, который не хотел перед фотокамерой держать номер на уровне груди. Мой номер был 809.

— Суки, — сказали, выйдя на свежий воздух, таджики.
— Суки, — согласился я.

Старик ничего не сказал.


(c) Роман Гузов
kipenergo вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Da Ne Angel Ya (05.12.2007)
Старый 28.12.2007, 23:31   #3
Форумчанин
По умолчанию Ответ: Родина! Родина? Родина...

...Вот и покатились с горки... Позади, за перевалом, голодно-восторженно-торопливая жизнь. Разочарования? Конечно, были. И не раз... Чего добился? А ничего особенного. Мог бы большего. Старался учиться, старался работать. На все сто уверен, что такие старания должны были вознаграждаться лучше. Обидно? В общем, да, есть такое ощущение. Кого на пути повстречал? В коридорах, как принято говорить, власти, на десяток чиновников больше половины - мерзавцы. Это они и отщипывали куски от того, что зарабатывал я. И сейчас продолжают. Друзья? Есть, но немного. По молодости казалось, что прямо окружён ими. Жизнь расставила всех по местам и оказалось... Ну да бог им судья. Просто их путь лежал в другую сторону. И вот... Есть реальная возможность уехать. Надоели до чёртиков эти вечные переделки-перестройки, реформы и преобразования. Трезвый баланс плюс-минус, кредит-дебит, сальдо-бульдо - уезжаю...

... Семь лет... "Наш самолёт совершил посадку в аэропорту...". Воздух какой-то не такой... Как-то уж слишком заполняет грудь... Наверное, смена климата...

Любопытно осмотреться вокруг. Узнаю и не узнаю... Хорошо помню, что вот с этого места был виден вестибюль станции метро... Сейчас не вижу, загораживают ярко раскрашенные фанерные, тряпочные, жестяные павильоны и павильончики. Цирк на улице! Только из артистов - одни продавцы. "...Всё на продажу понеслось, и что продать, увы, нашлось...", - писал поэт. Торгуют честью и славой - вон разложены ордена и медали, памятные знаки и знаки отличия, бланки орденских книжек и удостоверений. Торгуют историей, припорошенной ложью, облитой ядовитым соусом ненависти, пропитанной трупным ядом - в ярких, красочных обложках стоят дружными рядами романы и романчики, "новейшие" расследования и разоблачения, рождённые смрадным дыханием трупоедов и гробокопателей всех мастей и оттенков. ... И пиво... Раливанное море консервированного пива. И вот, начитавшиеся, наслушавшиеся, залитые до бровей пивным суррогатом молодые люди, выходят на улицы... Искать себя... Нет Павки Корчагина, нет Олега Кошевого и Зои Космодемьянской, нет Матросова и Гастелло, нет Маресьева и Гагарина. Свобода словоблудия! Свобода недомыслия! Океан свободы безо всяких ориентиров... И, вытекающая с неизбежностью, свобода действий... Кулаком, кастетом, бейсбольной битой, ножом...

Раннее утро... Не спится, какая-то сила заставляет подняться. Утренние улицы немноголюдны, воздух холоден и чист. Вперёд, вперёд, безо всякой цели, просто идти, посматривая вокруг, слушая, как просыпается город. На остановках мамы и папы держат за руки, за шарфики непроснувшееся ещё потомство. Скорее сдать их, да на работу. А здесь идёт ремонт трамвайных путей, улицу расширяют, прокладывая новые пути. Подъёмный кран держит за шиворот сварочный агрегат, подвесив его на высоте второго этажа. Понятно, это противоугонное средство, чтобы за ночь не спёрли. Открываются первые кафе. Внутри тепло и уютно. И кофе первоклассный. И девушки симпатичные... Звенят трамваи, спешат люди... И голоса... Каждое слово слышно отчётливо и понятно, будто проникает не только в уши, но через кожу, сквозь поры. Не вдруг соображаешь: да ведь это оттого, что язык-то сплошь родной, не надо напрягаться. Оказывается, слышимая речь служит нам костылём, опорой для ориентации в пространстве. И совсем небезразлично из чего эта опора сооружается...

... Поезд бежит вторые сутки. Если верить своей памяти, то он давным-давно должен был выбиться из расписания. Ан, нет, по станциям можно часы сверять. Какой-то поезд не пассажирский. Что-то новенькое... Так же, как и множество сотовых телефонов. Практически, в каждом купе у кого-то есть. Поля, леса, реки, луга... Внутри что-то происходит... Будто заполняется какое-то пространство, которое было опустошено, смято вакуумом, утихает странная, давно привычная боль, подступающая к горлу. Она не поддаётся диагнозу, побаливает, ну и ладно. Мало ли, может быть что-то съел или выпил, бывает... И вот она уходит... На перронах тоже изменения. Раньше продавали варёную картошечку, малосольные огурчики, домашний квасок, пирожочки, семечки. И продавали их бабушки и дедушки. Сейчас к этому добавились продукты из ближайших магазинов. Сигареты, вино-водка, соки-воды недомашнего изготовления и нескончаемое пиво. И продают всё это молодые, здоровые мужчины и женщины. Которые когда-то работали, что-то производили, а не перепродавали. Что вполне справедливо называлось спекуляцией. И не поощрялось.

Деревня. В самой, что ни на есть глубинке. Заходит сосед, не то башкир, не то мордвин. Знакомится, через минуту уходит:
- Я скоро.
Возвращается через час:
- Так, Петрович, банька готова, я и венички уже запарил. Давай, с дороги-то оно хорошо.
А ведь я его не просил...
... Бежит поезд назад... Завтра самолёт... К месту жительства... Обратный процесс... Что-то уходит по капле, чтобы остаться здесь, внутри сжимается и царапает горло знакомой болью.

И хочется умереть...

(с) А.П.Феоктистов
kipenergo вне форума   Ответить с цитированием
Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Это родина моя... Da Ne Angel Ya Путешествия- отдых и туризм 37 05.03.2013 12:55


Опции темы

Быстрый переход
Форум для строителей. Снипы, типовые серии, -Eurosoft, Lira Soft, ЛИРА САПР, NormCAD, ФОК, Base и Foundation, типовые серии, типовые проекты и госты все бесплатно можно скачать с нашего форума. А так же обсуждение MagiCAD, стройконсультант, NormaCS и Грандсмета">Форум для строителей и проектировщиков. ЛИРА софт, ЛИРА САПР, STARK ES, SCAD Office, ФОК Софт, BASE и Фундамент, NormCAD, Mathcad, Project Studio CS, СПДС GraphiCS, Типовые серии и проекты, нормативная документация- СНиПы, ГОСТы - скачать бесплатно с форума. А так же обсуждение MagiCAD, СтройКонсультант, NormaCS, Гранд Смета

Проблема: "После захода на форум и ввода логина и пасса всё нормально! Но стоит прерваться на временную паузу минуток 15 и после обновление страницы опять приходится вводит всё заново"
Решение:Когда вы авторизуетесь на форуме, то ставьте галочку рядом со словом "запомнить". Эта опция добавляет в ваш браузер файлы cookie, в которых хранится информация по авторизации. В том случае, если сеанс закончится, он будет возобновлен используя данные хранящиеся в cookie.

Текущее время: 04:22. Часовой пояс GMT +3.


Copyright ©2006 - 2018, Портал INOE. Перевод: zCarot
Форум для строителей и проектировщиков
Сайт не предоставляет электронные версии произведений и ПО, а занимается индексированием файлов, находящихся в файлообменных сетях.
Весь материал, представленный на сайте www.inoe.name взят из открытых источников или прислан посетителями сайта.
Материал используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
Запрещено любое использование материалов сайта без письменного разрешения авторов материала.
Портал www.inoe.name и www.forum.inoe.name ни перед кем ни при каких обстоятельствах не несет ответственности за фактический, побочный, случайный или косвенный ущерб, связанный, а также вызываемый скачиванием файлов посредстом выложенных ссылок нашими пользователями, найденными в сети, и использованием ссылок. Все данные собраны только на добровольном основании.
Если Вы являетесь автором материала или обладателем авторских прав на него
и против его использования на сайте www.inoe.name , пожалуйста свяжитесь с нами
Rambler's Top100